Начало Блоги Блог админа

Еще карта с трассировкой железной дороги

Совершенно замечательная карта номер 37 имеется в наборе карт Стрельбицкого.

Карта датирована 1874 годом (хотя напечатана в 1921 году). На ней показана проектируемая трасса железной дороги со всеми подробностями. Полная карта тут.

Хорошо видно, где была бы станция "Кереть" - существенно выше моста через реку, т.к. только там есть ровная площадка. Мы про это рассуждали в одном из предыдущих постов.

Забавно, что Чупы вообще на карте не обозначено, хотя одноименная станция имеется, где-то недалеко от Пулонги. Но зато есть станция "Средняя", которая к Чупе вроде как ближе, но логика ее расположения не совсем понятна. Впрочем, может просто нужен был разъезд, которые располагали равномерно по трассе.

Мне удалось наложить эту карту на современную - настолько, насколько это возможно, т.к. раньше спутниковых снимков не было, и пропорции на картах хромали :).

Но все равно видно, что ж/д проходила бы почти в границах нынешней Чупы. Вот было бы обидно, что ближайшая станция только в Пулонге :).

 

Из книги Максимова Год на севере

Хотя этот отрывок про Кереть из книги Сергея Васильевича Максимова "Года на севере" очень известен, все таки хочется его воспроизвести здесь.

Из аннотации: Книга С.В. Максимова (1831-1901) «Год на Севере» открыла целую эпоху в изучении Русского Севера, стала отправной точкой в развитии интереса к научному исследованию края. Это одна из крупнейших работ по этнографии данного региона в XIX в.

Село Кереть едва ли не самое лучшее из всех селений Карельского берега. Сбитое в кучу и раскиданное на значительном пространстве по горе и под горою, оно пестро глядит обшитыми тесом и выкрашенными двухэтажными избами. Множество амбарушек, не развалившихся, запертых неломанными замками, приютились к реке и пристани. Самая река Кереть, по обыкновению, также порожистая и, стало быть, шумливая и богатая семгой, как и другие беломорские реки, глядит как-то празднично: у прибрежьев ее, ближе к устью, качается не одна, но пять лодей, и не гниющих за давностью лет и невозможностью быть употребленными в дело, но с наложенными снастями, с живыми людьми на палубе. Между этими крупными и безобразными судами видятся две шкуны, красиво срубленные по верному, толковому чертежу, а не доморощенным путем, и, видимо, умным хозяином, который изменил (на общий пример и благое поучение) закоренелый обычай прадедов держаться лодей и шняков допотопной конструкции и вида. Если прибавить ко всему этому казенные винные подвалы, соляной и хлебный амбары, то село Кереть можно решительно назвать посадом, по крайней мере в том смысле, как понимается посад или безуездный город дальней России.

Случай привел меня в двухэтажный зеленый с мезонином дом туземного богача и дал мне возможность видеть, какою роскошью (относительно) обставляют себя эти богачи-монополисты. Несколько чистых, светлых комнат с крашеными полами глядят празднично; шпалеры, оклеивающие стены, недурного рисунка, хотя и поразительной пестроты и яркости. По внешнему виду комнат можно заключить, что хозяин купец и придерживается старины, если принять во внимание, что все иконы с позолоченными ризами старинного письма, что под киотом, на тябле, стоит ручная курильница, святая вода в бутылке, псалтырь старинного издания (во Львове) и ни одной просфоры ни тут, ни в киоте. Не видать и прошлогодней вербы, не видать и первокрестного пасхального яйца. Комнатные двери — расписные; на столах клеенки; по стенам лучшего издания портреты царской фамилии; четверо часов, из которых одни, с кукушкой, старинные, и другие густого звона и последнего рисунка, выписанные из Петербурга; много шкафов со стеклами, завешенными ситцевыми занавесками, набитых доверху фаянсовой и фарфоровой норвежской посудой; много зеркал, также, вероятно, вывезенных из Норвегии; старинные диваны и стулья — жесткие, с высокими спинками. Между печью и ближней стеной, за ситцевой занавеской, чистый, светлый медный рукомойник над тазом и белое, какснег, полотенце. Все это бросилось мне в глаза и приятно радовало подробностями, чистотою и своеобразием. Видно было, что живет здесь купец, и купец богатый. Наконец, явился ко мне и сам он, с лукавой, умной усмешкой с ласковым словом и приветом, в синей сибирке и смазных, ужасно скрипучих сапогах. На огромном, полновесном серебряном подносе принесла из притворенной хозяйской комнаты чай с лимоном, сливками, архангельскими баранками, при поясных, низких поклонах, сама хозяйка в белом ситцевом с цветочками платье — безобразно толстая баба, расплывшаяся как опара или гриб-дождевик. Началось питье чая до седьмого пота. Тотчас же за чаем явилось угощение пирогами, всеми сортами соленой беломорской рыбы. Тут же — откуда ни взялись — явились и кедровые орешки, и вяземские пряники, и изюм, и еще что-то. Все это надо было есть, чтобы не обидеть отказами хозяев и чтобы, наконец, себя самого избавить от поясных поклонов и докучных просьб того отведать, этого хоть пригубить, к этому призорец оказать; все это — говоря короче — напоминало мне здесь Волгу и ее хлебосольных жителей. Наконец, также по обыкновению, после обеда, хозяин утопил меня в высоких, мягких пуховиках и вышел на цыпочках вниз, где на то время, как помнится, замолчал, вероятно, по его же приказу, и ткацкий станок, и какое-то строганье и пиленье...

По пробуждении моем явились кофе и чай, и опять хозяин с словоохотливыми, подробными рассказами о посещении недавнего неприятеля.

— Приходили, приходили и к нам! — Говорил он.— Высадились на берег: мужичков встретили — ничего не сделали им: мы, говорят, пришли не по вас и вашего-де нам ничего не надо, бить-де и стрелять вас не станем. Заходили в церковь — ничего там не взяли. Гуляли по горам — ром свой пили: других совсем пьяных так и тащили на баркас. Спрашивали затем, что-де у вас казенного? «А вот, — говорят, — соляной, винный да хлебный амбары». «Жги, — говорят, — винный!» И огня подложили. Мужики наши в слезы: пощади-де! «Нет, — говорят, — поздно: горит уж!»  Хотели жечь и другие амбары. Наши просили соли: вот- де рыбушка к осени пойдет — солить будет нечем, с голоду помрем. Дали четверть часа сроку — носи-де, что успеешь. Просили хлеба: хватай-де и его сколькоможешь, а мы дескать остальное сожжем. Да упросил переводчик, толковый человек, на нашу речь такой бойкий понятливый и словно бы знакомый, архангельский. Расспрашивали про шкуну мою, да спрятана была верстах в двадцати, в губе, и мужички спасибо им! — не сказали где. «Ну ладно! — говорят, — теперь мы искать твою хорошую шкуну не станем: нужно-де поспешить получать на Сосновце (острове) почту, а получим ее, да назад придем — смотрите! Худо будет!» С тем и ушли, и опять-таки слово свое сдержали — вернулись; спустили баркас на наше селенье, да увидели, что наши Керечане по горе с ружьями побежали к ним на устрету - драла дали и не ворочались уж, а пошли на Ко?вду. Там тоже высадили другого переводчика с матросами; бродили по деревне много, подчивали койдян ромом, возили на пароход — показывали. Наши-то распоясались — попросили пропустить их на Мурман за треской, мимо Сосновца. «Пожалуй, - говорят, — мы и дадим знать своим аглечким, так видишь-де там француз еще есть, а этот негодяй, того и гляди, всех вас перережет, не токмо что все поотнимает». Тем и решили. Спрашивали опять казенного строения - не сказали затем, что другой переводчик раньше надоумил, и добрый такой человек и на русскую речь такой тоже легкий. Когда на берег вышел, сказывали, и шапочку снял, и кланялся, и дружком-приятелем назывался. Наши православные хотели было и переловить их и перестрелять, коли Господь поможет, да надумались таким делом, что белый-де царь никогда сам не начинает, а и они не напали, и ничего не сожгли. Взяли только колокол и там, что и у нас же. Промер в реке сделали — с тем и уехали. После приходили на трёх баркасах, да увидели, что и там мужики с пищалями побежали, перетрусились и поплыли назад. Одно суденко у них село в суматохе-то этой на мель, так, сказывали, все они так и присели на днище, словно перед страшным судом грешники. Говорят, все были старый, да малый, кто кривой, кто хромой — всякий сброд. У убогого человека какая же храбрость? Приходили они, сказывали, затем к Кандалакше, да не успели, слышь, и на берег выйти, Ка?лгане приняли их с первого слова на пищаль: переводчика того, кто в Ковде выходил, убили. Рассердился аглечкой: стал из пушек палить и выжег всю деревню, что и Пушлахту же на Онежском берегу, али бо и город Колу. Стало ними не заводи ссоры: они не обидчики и с тобой они, что с другом своим. Вот хоть бы взять кемских молодцов. Тех взяли в плен да выпустить захотели — так нет, вишь, наши-то, так не сойдем, а дайте нам на дорогу хлеба, ружей, карбас: нам-де далеко, с голоду помереть можем, да пущай-де нас на жилой берег, а не луду, а то-де мы и с судна вашего не сойдем. Так и решил аглечкой дать им хлеба (ружей не дали однако). Нашли где-то карбас — посадили (шибко же, знать, надоели ребята). «Ступайте, — говорят, — дружки, ступайте ради Христа и Господа, вы-де у нас только харчей много тратили, а пользы от вас большой не видали; в нашу-де землю мы других ваших отправили, а вас-де не надо нам!» Труслив же супостат-от наш был, труслив шибко: спроси не меня, спроси ты об этом у всех поморов, у которого хочешь, все тебе одно скажут. Народ на вражьих кораблях — самый негодящий был, самый такой убогий, что и выглоданного яйца не стоит, — вот тебе Господь Бог в том порука! Мне на старости лет о спасении души, а не о лжи какой греховной думать. Слышь: кабы сметки у наших мужиков больше было — всего бы неприятеля живьем половили — ей-Богу!..

Обращаюсь опять к селению. Пустынное летом, оно значительнее посещается зимой, когда из дальних погостов лопари и карелы являются сюда во множестве, чтобы почтить память святого Варлаамия, мощи которого почивают под спудом в керетской церкви. Он был, как известно, кольский священник; убил свою жену и с трупом ее поплыл из родины океаном, у Св. Носа заклял он каких-то вредных морских червей, которые протачивали суда, ходившие мимо, и остановился выше Керети, в лесу на озере. Часто приходившие сюда ягодницы с мирскими песнями заставили его уйти дальше в глубь карельских болот, верст за 20: там он и умер. Тело его принесено в Кереть неизвестным человеком, и то место, где оно было погребено, означено и доныне сохранившимся деревянным крестом близ алтаря. Св. Варлаамию молится здешний и дальний поморский народ о попутной погоде и об удалении всех опасностей морского пути.

Оригинал можно посмотреть, например, здесь.

 

Населенные пункты в окрестностях Керети

Если посмотреть на карты разных лет, то можно заметить что с годами одни населенные пункты пропадают, другие появляются.

Я попытался обобщить эту информацию применительно к окрестностям села Кереть и вот что получилось.

На карте метки зеленого цвета - ныне существующие поселки, красного - самих населенных пунктов официально нет, но люди там еще живут, коричневого - населенные пункты не существуют и на их месте уже нет ничего, синим - заброшенные или уже несуществующие промышленные и железнодорожные объекты. Кликните на метку, что бы увидеть дополнительную информацию.

PS Еще не вся информация по населенным пунктам введена на карту. Следите за обновлениями этого поста.

 

Керечане на фото

Неожиданно нашел на просторах интернета уникальную фотографию. На ней жители Керети.

Не очень понятна датировка. Скорее всего, начало XX века.

Замечательно, что на ней узнаваемы как амбар сзади позирующих, так и Красные склады на том берегу!!!

Даже и не знал, что за за ними в сторону моря были еще какие-то склады.

Кто-нибудь знает источник?

 

Солеварение на Белом море

Предлагаем вашему вниманию выдержку из статьи о поваренной соли, найденной на просторах интернета.

.......

Морскую соль добывают не только жители Юга, но и северяне, хотя на Севере лето короткое и летней жары недостаточно для того, чтобы морская вода испарилась на воздухе и превратилась в насыщенный соляной рассол. Получение соли из морской воды на Севере связано с большими затратами тепла, так как в морской воде содержание поваренной соли почти в десять раз меньше, чем в насыщенном рассоле. Однако уже давно замечено, что при замерзании морской воды лед получается несоленым, а вода становится гораздо солонее. Это объясняется тем, что температура замерзания чистой воды выше, чем раствора солей.

Имеются сведения, что на Белом море уже в XII в. жители прибрежных сел выпаривали соль из морской воды и солили ею рыбу. Морскую соль на Севере называли морянкой. В Архангельской губернии и на Беломорском побережье в течение нескольких столетий почти единственным источником получения соли была морская вода. Лишь немного соли (не более 20%) добывали из соляных ключей при помощи колодцев. Такую соль, в отличие от морянки, на Севере называли ключевкой. Более 20 крупных усолий насчитывалось в XVI—XVII вв. на южном и восточном побережьях Белого моря — Золотицкое, Лямецкое, Нюхотское, Куйское, Куперецкое и др. Добывали соль из морской воды и в соляных угодьях на Кольском полуострове — в Варзуге, Порьей губе.

Соляные варницы устраивались преимущественно в районе морских губ. Соль вываривали главным образом зимой из подледной воды, так как добываемый из-под льда рассол был более концентрированным, или, как тогда говорили, более «добр».

«Начинается солеварение, — читаем в докладе Архангельской соляной конторы, — как скоро зимний лед установится, оканчивается, как скоро оный решится; в летнее время варить соль не можно, потому что все поморские варницы находятся при отмелистых морских берегах и при малейшем ветре морская вода мутнится и соответственно на варение становится не удобною».

Техника выварки соли из морской воды ничем не отличалась от выварки ее из подземных рассолов.

Морская вода поступала по деревянным трубам в вырытые в земле колодцы. Из этих колодцев рассол переливали черпаками с длинной ручкой в ушаты или носили его в варницу. Варница — четырехстенный бревенчатый сарай с пристеном (сенями, где складывали дрова) — топилась «по-черному», без труб; в кровле было пробито несколько отверстий для выхода дыма. Посередине избы в земляном полу имелась яма, которая служила «печью». Края ямы обкладывали серым камнем или кирпичом и обмазывали глиной. Из одного бока ямы под полом пристена шла труба наружу — поддувало. Наружный конец трубы прикрывали особого рода ящиком; открывая и закрывая его, можно было усилить или ослабить тягу.

Над печью на толстых жердях и железных крючках (дугах), прикрепленных к балкам сарая, подвешивали четырехугольные железные чаны — жаровни, называемые цыренами или дренами (теперь чрены). Соленую воду заливали в чрены и кипятили 24—30 часов, а иногда и более. Обычная продолжительность «вари» не превышала полутора суток.

Вываркой соли руководил опытный варничный мастер, или повар, которому помогали подварок и несколько рабочих. Повар сам затапливал печь, кладя дрова к устью печи кучкой, а подварок в это время «напущал» в чрен рассол, который рабочие носили ведрами из ларя или который самотеком поступал по лоткам.

Когда рассол начинал закипать, повар с подварком менялись местами. Варничный мастер становился у чрена и внимательно следил за тем, как шел «кипеж» рассола, высматривая момент, когда в нем начнет «родиться» соль. При появлении первых кристаллов соли в чрен добавляли свежую порцию рассола, доводя смесь до начального уровня. Так поступали несколько раз, пока не получался густой «засол», т. е. весь рассол не становился насыщенным. Чем крепче был первоначальный рассол, тем меньше требовалось добавок и тем короче была «варя».

По окончании варки рабочие сгребали соль лопатами к бортам чрена и выбрасывали ее на полати — деревянный помост, устроенный над чреном. На полатях соль сушили в течение суток и затем ссыпали в мешки, которые относили в соляной амбар. После двух-трех десятков варей начинался так называемый сгреб — выварку соли надолго прекращали и занимались ремонтом и чисткой печей, ларей, чренов.

Такой способ получения соли с небольшими изменениями просуществовал почти до конца XIX в. Беломорская соль славилась по всей Руси. Почти три столетия морянкой торговали на всем протяжении Северной Двины, в Вологде, Костроме. Новгородские купцы еще в XIV в. обменивали железные изделия на морянку и привозили ее в Новгород. В XV—XVI вв. беломорская соль продавалась в Твери, Ростове, Угличе, Кимрах, Торжке, Каргополе. Наибольшего расцвета беломорский соляной промысел достиг в первой половине XVII в., ежегодно около 700 тыс. пудов соли вываривалось в Беломорье.

В начале нашего века выварка соли в Беломорье полностью прекратилась. Морянка исчезла с рынков не только центральных русских городов, но и Беломорского края. Ее вытеснила более дешевая соль Поволжья и Приуралья.

Иногда на Севере соль получали из морской воды вымораживанием в бассейнах. Когда вода замерзала, лед скалывали и выбрасывали. Наиболее сгущенный рассол получался при больших морозах — 20—25° С. Когда начиналась кристаллизация соли, рассол переносили в варницу и подвергали выварке.

 
Еще статьи...

Что нового

Смотрите новые фото из Керети, снятые в сентябре 2019 года

Погода в Керети

Опрос

Как вы считаете, есть ли у Керети будущее?
 

Кто онлайн

Сейчас 17 гостей онлайн